Мамута М. В.: «Конечно же, я верю в кредитную кооперацию»

Прошло чуть больше месяца с момента вступления Михаила Мамуты в должность начальника Главного управления рынка микрофинансирования и методологии финансовой доступности Центрального банка РФ. Мы поговорили с Михаилом Валерьевичем о том, как изменится регулирование сектора потребительской кооперации, и как эти перемены должны сказаться на рынке.

— Михаил Валерьевич, расскажите, пожалуйста, какие цели сегодня стоят перед управлением в части кредитной потребкооперации?

— Одна из главных целей мегарегулятора — обеспечение благоприятных условий для эффективного развития финансового рынка, и кредитная кооперация занимает отдельное место в этой стратегии. Было вложено много сил в то, чтобы развитие кредитной кооперации обеспечивалось современным законодательством, теперь очень важно, чтобы появились адекватные и стимулирующие развитие регулирование и надзор.

Под эффективным я понимаю развитие в соответствии с главными принципами кредитной кооперации — принципом общности и паевой демократической природы управления, принципом главенства социальных целей над экономическими. Конечно, с нашей стороны будет поддерживаться движение рынка именно в этом направлении.

В мире есть много успешных примеров развития кредитной кооперации, которые знают все работающие на рынке специалисты. Это Канада (в первую очередь, Квебек), Ирландия, Германия, США, ряд других стран. Конечно, с учетом поправки на время и нашу ментальность, особенности российской исторической и правовой традиций, мы будем стараться использовать накопленный мировой опыт.

Ни в коем случае нельзя сбрасывать со счетов и успешный опыт развития кредитной кооперации в дореволюционной России. У нас очень глубокие корни кооперативного движения, что создает устойчивую базу развития институтов коллективной финансовой взаимопомощи.

Хочу подчеркнуть, что вектор развития кредитной кооперации задает сама кредитная кооперация, люди и организации, ее составляющие и пользующиеся ее услугами. Главная задача регулятора в этом процессе — отсечение неприемлемых практик, снижение уровня системных рисков. Убежден, что для этого в первую очередь нужно обращать внимание на обеспечение прав и обязанностей пайщиков кооперативов. А это возможно лишь в том случае, если деятельность кооперативов будет прозрачной и понятной для регулятора. Ведь они, как и другие финансовые институты, несут ответственность за привлечение средств физических лиц.

Был сделан большой шаг вперед, когда мы приняли совместными усилиями Федеральный закон «О кредитной кооперации». Благодаря этому система вышла на серьезный инфраструктурный уровень — созданы СРО, кооперативы второго уровня, развивается система кредитных бюро, учебных центров и других элементов, обеспечивающих устойчивое развитие рынка. Но теперь нужно задуматься над следующими шагами. Напомню, что когда принимался закон, у Минфина, являвшегося на тот момент главным регулирующим органом, не было своей территориальной сети и как таковых надзорных компетенций. С передачей этих полномочий Центробанку взаимодействие саморегулируемых организаций, рынка и регулятора должно стать более качественным и непрерывным.

— Неоднократно говорилось, что ЦБ будет придерживаться стратегии пруденциального надзора на финансовых рынках. Как стратегия будет реализована применительно к рынку кредитных кооперативов?

— Сначала стоит уточнить смысл термина «пруденциальный». Дословно этот термин переводится с английского как «благоразумный». Это надзор, направленный, прежде всего, на предотвращение проблем, а не на борьбу с их последствиями. Для этого необходимо вовремя выявлять формирование рисков. Часто пруденциальный надзор реализуется через систему различных обязательных нормативов, хотя и не сводится только к этому. И здесь самое интересное, и, может быть, несколько неожиданное. На самом деле, в кредитной потребительской кооперации основа пруденциального надзора заложена в ФЗ-190 и действует уже три года. Наши нормативы — это и есть его база. При этом во многих других секторах некредитного финансового рынка (например, страховом), таких нормативов и системы пруденциального надзора действительно пока нет. Так что кредитная кооперация в каком-то смысле оказалась впереди других секторов. Другой вопрос, насколько эффективно работает заложенный в законе механизм контроля исполнения нормативов и других обязательных требований? Теперь, по прошествии трех лет, мы уже можем делать оценки и приходить на их основе к определенным выводам.

— Меня как раз интересует этот момент. В некотором смысле надзор оказывается формальным, потому что существует практика исключения кооперативов, которые находятся в предбанкротном состоянии, из реестра саморегулируемой организации. СРО снимает таким образом ответственность, и принцип надзора в этом случае обесценивается.

— Я рад, что Вы затронули эту тему. В действующей системе надзора, очевидно, есть некоторые лакуны, об этом в первую очередь говорят сами участники сектора кредитной кооперации. На то, чтобы их закрыть, и будет направлена первоочередная активность регулятора. Действительно, в последнее время нас обеспокоило выявление признаков банкротства у нескольких кооперативов, в том числе — достаточно крупных. Пока это случаи единичные, но такая ситуация несет в себе социальный риск для пайщиков, и кроме того, крах одного финансового посредника может повлечь за собой цепочку банкротств. Поэтому улучшение системы контроля за финансовым состоянием кредитных кооперативов — одна из наших задач.

Подчас, Вы правы, СРО не до конца выполняют свою функцию, поступая при выявлении признаков банкротства кооперативов самым простым образом, то есть исключая их из членов СРО. В том числе это происходит и по формальным основаниям. В свое время Минфин и ФСФР в силу разных причин не успели утвердить нормативные акты, связанные с банкротством кооперативов. В частности, это акт о назначении временной администрации, акт о порядке расходования средств компенсационного фонда СРО. Поэтому у СРО сейчас не так велика возможность юридического влияния на ситуацию. Но порядок и регламенты процедур, связанных с банкротством, должны быть утверждены ЦБ РФ в самое ближайшее время. Их разработка — в числе приоритетов деятельности Главного управления на первое полугодие.

С другой стороны, хотел бы отметить, что СРО в этой ситуации не должны ограничивать себя только формальными действиями. В рамках закона они обязаны вести постоянную работу по мониторингу финансового состояния кооперативов, чтобы выявлять проблемы до проявления уже явных признаков банкротства, когда часто остается только развести руками. И меры реагирования в отношении таких потенциально проблемных кооперативов экономически могут быть разными — от методической помощи до предоставления стабилизационных займов через кооперативы второго уровня, которые, как правило, ассоциированы с конкретными СРО. В свою очередь, кредитные кооперативы, чувствуя надвигающуюся проблему, должны находить в СРО, прежде всего, поддержку, а уже затем дисциплинарные санкции. Тогда и попыток сокрытия признаков финансовой несостоятельности будет меньше. Ведь СРО для того и создавались, чтобы быть ближе к рынку, быть институтом его развития. Иначе вполне можно обойтись и только регулятором.

— Как изменится регулирование СРО?

— Более плотное взаимодействие Центрального банка и СРО должно быть закреплено законом об особенностях саморегулирования на финансовых рынках. ЦБ не планирует вмешиваться в деятельность участников рынка, но считает совершенно необходимым обеспечивать глубокий уровень контроля над деятельностью СРО. Основной задачей при этом будет контроль над качеством надзора и стандартами регулирования, которые СРО реализует по отношению к кооперативам. Речь идет о стандартах деятельности по защите прав пайщика, операционной прозрачности, соблюдении кооперативной общности. Вот это тема номер один.

При этом все СРО должны быть примерно равными с точки зрения качества реализуемых ими функций. Сейчас их деятельность в этом плане не всегда равноценна. Что создает не очень хорошие сигналы для рынка, порождает у ряда кооперативов ощущение, будто можно вообще никаких правил не выполнять, все равно ничего за это не будет. Поэтому мы будем вести разноплановую и планомерную работу по выравниванию стандарта качества деятельности СРО. Того же мы ждем и от них по отношению к кредитным кооперативам, являющихся их членами. Напомню известную поговорку — хороший заемщик всегда платит за плохого. Не хотелось бы, чтобы она применялась к кредитным кооперативам.

— Позвольте несколько изменить ракурс нашего разговора. Как Вы относитесь к идее создания кооперативного отраслевого банка?

— Я считаю, что это идеологически правильная идея. Ведь кооперативы второго уровня все равно остаются кооперативами, а значит, имеют ряд ограничений в своей деятельности. Они не могут, например, заниматься расчетами, у них нет возможности привлекать сторонние средства. Кооперативный банк, или, правильнее сказать, банк кооперативов — более универсальная структура. В международной практике есть хорошие примеры, доказывающие, что такая система может работать крайне эффективно на благо всей кредитной организации, как ее узловой центр. Но, на мой взгляд, становление такого института должно происходить эволюционным путем. Создавать его искусственно не нужно, потому что тогда у системы не будет достаточного «жира», запаса прочности, чтобы поддерживать его работу, и он начнет проедать капитал. Но придет момент — и банк появится. Если это будет хороший, понятный, прозрачный институт, мы готовы его поддержать.

Думаю, при ровном поступательном движении без потрясений внешнего или внутреннего характера создание банка — это вопрос ближайших 2–4 лет.

— Несмотря на достаточно динамичное развитие, объем рынка кредитной потребкооперации по сравнению с другими финансовыми секторами крайне невелик. В чем вы видите потенциал для его дальнейшего развития?

— Уверен, что у кредитной кооперации в России есть хороший потенциал. Кооперативы особенно востребованы в малых городах, селах, в целевых профессиональных и социальных группах. К сожалению, во второй половине двухтысячных годов развитие кооперативного движения было замедлено, поскольку в отсутствии адекватного законодательства было немало случаев мошенничества со средствами пайщиков. Но теперь ситуация совсем другая, и по моему мнению, кооперативная система на верном пути, хотя нужно еще немало потрудиться, чтобы сделать образ кредитной кооперации по-настоящему общенародным.

А что касается сравнительно небольшого объема рынка, то это поправимо. Вряд ли, наверное, в начале 20 века канадский журналист Альфонс Дежарден предполагал, что спустя годы активы системы кредитных союзов в его стране составят сто миллиардов канадских долларов. Но сегодня это так. «Движение Дежарден» стало крупнейшим финансовым институтом франкоязычной Канады, причем едва ли не единственным на финансовом рынке, кто пережил кризис 2008 года без потерь. Кооперативы не инвестировали в высокорисковые активы, и во время кризиса такая консервативная политика сослужила им хорошую службу.

При выстраивании регулирования на рынке КПК, безусловно, будут учитываться все его особенности и специфика. Унификации регулирования (по нормативам, стандартам, подходам) в том случае, если речь идет о принципиально разных финансовых институтах, не будет. На каждом рынке мы будем исходить из конкретных рисков и их анализа, целей, принципов деятельности субъектов. Одинаково будут регулироваться только общие риски. Скажем, защита прав потребителя в потребкооперации имеет свою специфику в связи с паевым принципом деятельности. Это учитывается как в уже работающих законах и нормативных актах, так и в тех, что будут разрабатываться в дальнейшем. Причем совершенствовать законодательство мы обязательно будем совместно с рынком.

Регулятор не вмешивается в развитие рынка, его эволюцию, рынок должен развиваться сам, а мы — лишь создавать условия для наиболее эффективного роста. И пресекать при этом, причем вместе со СРО, неприемлемые практики — мошенничество, злоупотребление правом, дискредитацию идеологии, подмену понятий и другое. Я вижу, и думаю, многие участники рынка со мной согласятся, что некоторые кредитные кооперативы все еще сформированы по формальному принципу. При этом нарушается главное — кооперативная сущность: система принятия решений, распределение ответственности между пайщиками и их участия в деятельности кооператива. Кооператив — это объединение на основе некой общности. Здесь нужно серьезно, системно думать вместе с рынком, как поддержать этот тезис на уровне регулирования. Но это не вопрос одного дня.

— Напоследок мне хочется спросить о ваших личных симпатиях в малом предпринимательстве. Кому приятно давать кредит, на какое дело? В чем Вы видите потенциал, перспективу или что считаете наиболее важным с социальной точки зрения?

— Неожиданный вопрос… Объекты финансирования, на самом деле, определяет рынок. Здесь играют роль многие факторы, в том числе — и особенности того или иного населенного пункта. Мне же по душе и по ментальности, в первую очередь, всевозможные инновации — то, что связано с появлением новых инструментов, новых форм товаров и услуг, всего того, что делает жизнь людей лучше.

По материалам сайта koopcentr.ru